«Для успеха нужен всего один фактор – любопытство». Интервью с Александром Витязем, президентом Middleware

Впервые в формате видеоинтервью. Эксклюзивно для блога «Большая Рыба». Александр Колб в гостях у Александра Витязя, человека, которого многие называют украинским Илоном Маском, бывшего главного инноватора ПриватБанка, а сейчас – президента технологической компании Middleware.

Это интервью – целая история. Четыре встречи, около 18-ти часов отснятого видеоматериала и часовой разговор об инновациях в видеоформате. Самые интересные мысли – оцифровали в краткий текстовый вариант.

 

интервью с Александром Витязем

С любимой собакой. Фото для статьи Forbes Украина

 

Пошел туда, где были компьютеры

Я служил в армии. Студентов еще брали, и я был последним в потоке, который попал в эту ерундовину. Не жалею. Если говорить о нормальной армии, то это не бесцельно потраченные годы. Это дисциплина, друзья.

Ну а после армии идти особо некуда было. Я же на прикладной математике учился. Пошел туда, где были компьютеры. Тогда это были банки. Плюс – карточки. Было, где применить то, что я умел и хотел.

 

Мы делали первую карточку в Украине. Это была не Visa, а первая чиповая карточка. Зарплатный проект на заводе NORD на 2 000 человек. Это был банк «ИНКО».

 

Когда банк «ИНКО» закрылся, тут же открылся ПриватБанк в Донецке (ПриватБанк был основан 19 марта 1992 года – прим. редакции). Тогда там было человек двадцать. Я пришел и говорю: «Вы хотите карточки?» Мне ответили: «Конечно хотим». Ну и все.

Тогда карточный бизнес банки не развивали, потому что никто в него не верил. Все меняли валюту, выдавали кредиты друзьям и были счастливы. Ждали роста курса карбованца или гривны, никто не понимал, как деньги оттуда извлекать.

На тот момент было ограничение: период от прихода клиента до выдачи ему карты длился 3-4 недели. Тариф был $100 за срочный выпуск карты. Я договорился, чтобы эти $100 мы пускали на такси, и карты нам делали быстрее. Это была технология логистики. Называется предприимчивость. Ко мне стали приходить местные олигархи, начали советовать друзьям. Они понимали, что здесь все будет быстро.

Дальше появился прототип мобильного SMS-банка. Но не было ещё мобильных телефонов. Телефоны появились, по-моему, через год. Как только появилось SMS, было понятно, что делать. Дальше можно было не только транзакции отправлять, но и операции делать, что невозможно было на пейджере. SMS пишешь «Поп. моб. 10». Это значит «пополнить счет мобильного телефона на 10 гривен». Похоже на командную строку, конечно, но это работало. Все было понятно. Вопрос был только в том, как быстрее это масштабировать.

Тогда было окно для фундаментальных инноваций в банковском бизнесе. И совпали возможности мои, желание Александра Дубилета (Александр Дубилет, бывший председатель правления ПриватБанка – прим. редакции), потребность рынка. Все сложилось.

Всегда можно что-то поменять, если есть желание

В Украине до сих пор нет банков, которые умеют кредитные карты выпускать и делать интернет-банк нормальный, а заканчивается 2019 год. О чем мы говорим? Ни у кого нет этой компетенции, и никто не захотел ее за 20 лет вырастить.

 

Сейчас, в принципе, электронные банки есть у многих, но если на них посмотреть – это 2007 год. У них нет любопытства, они сидят и ждут, что что-то само случится. Оно случится, только, возможно, уже без них.

 

Недавно один банк отчитался о том, что он завершил цифровую трансформацию. Я поинтересовался, что же они такого сделали. А у них Outlook раньше был на сервере внутри, а теперь переехал на облако Microsoft. Вот это у них называется цифровая трансформация. Вот это «помада на свинье», но не смертельный приговор. Всегда можно что-то поменять, если есть желание.

Мы тут все – колхозники

Патентов у меня не очень много. Два десятка. Это хорошо для колхозников, а для IBM – это ничего. Они три тысячи патентов в год оформляют.

Чего стесняться. Мы тут все – колхозники. Хотя все относительно. До колхозников же есть еще кто-то, остальные еще хуже. Колхозники – это же коллективное хозяйство, автоматизация, технологии. Это не оскорбление. Просто IBM дальше пошел от колхоза.

Инновация, которая изменила все

Идея и технология, которую мы сделали и придумали – одноразовый пароль по SMS. Ей весь мир пользуется, и я каждый день этим горжусь. SMS-банк тогда уже был, но это все звенья одной цепи. Вопрос, когда бы этот пароль появился – через месяц или через три. Если смотреть назад, абсолютно понятно, что эта идея не могла не появиться.

У меня был генератор паролей одноразовых. Я однажды летал в командировку и забыл его на столе в кабинете. А мне нужно было залогиниться. И я возвращаюсь в Днепр, ставлю портфель, выкладываю из кармана телефон на стол, а рядом лежит SecureID – и все, тут взрыв, что нужен этот пароль в телефоне. Тут же собрал всех, начали рисовать и сделали. Мы получили возможность клиентов брать из интернета, а не ловить и заманивать в отделение. Это та инновация, которая изменила все.

 

Инновация и технология не зарабатывают деньги, они меняют инфраструктуру. А сможешь ты заработать деньги или нет – это уже другая история.

 

А почему мы не можем переписать софт, чтобы программировать sim-карту?

Так как мы делали TP, нам пришлось работать с операторами много. Первая наша денежная история – электронные ваучеры. Мы решили проблему с логистикой. Не получалось масштабировать на отделениях POS-терминалы, дорого было и надо было много времени тратить. Поэтому я придумал пополнять телефоны по номеру, когда операторы были не готовы. Мы стали первыми, кто это сделал в мире и сели считать деньги.

Когда мы смогли переписать софт POS-терминалов для продажи ваучера, подумали, а почему мы не можем переписать софт, чтобы программировать sim-карту? И начали пытаться договориться с операторами. Все, что нам было нужно, – пустые чипы и телефонные номера.

 

Тогда была шикарная возможность операторам залезть в банки и куда угодно, а они это все профукали. Им не хватило любопытства.

 

Потом акционеры купили оператор WellCOM (WellCOM – первый бренд компании Украинские радиосистемы, созданные в 1998 году в Украине – прим. редакции). Я использовал админресурс, уже не надо было никого уговаривать. С точки зрения обучения и прокачки нас, как технологов, – это была хорошая история. С точки зрения бизнеса – плохая, потому что мы не смогли никого убедить.

Мы пошли в мир, но вы представляете, как выглядели операторы сотовой связи в 2001 году? Смартфонов тогда не было. К кому было идти? В Nokia мы ходили, в Motorolla пытались сходить. Не с кем было разговаривать. То есть, еSIM мы придумали на 15 лет раньше времени, если не больше.

А почему я не могу расшарить свою карту?

Дочери как-то неправильно выставили invoice в университете, и она не доплатила 200 долларов. Мелкий платеж нужно делать в кассе университета. Она забыла PIN-код от карты и не смогла оплатить. Я нашел кого-то, кто передал ей деньги, но тут меня осенило – а почему я не могу расшарить ей свою карту?

Коллеги, как всегда, пытались рассказать, что сделать это нельзя, что это сложно. Потом что-то отвлекло, и оно заглохло. А потом у меня была небольшая операция, и когда я проснулся после наркоза, первая мысль у меня была – надо доделать sharing. И доделали.

Планировали запускать с ПриватБанком, когда мы еще были внутри, в начале января 2017 года (19 декабря 2016 года государство признало «ПриватБанк» неплатежеспособным – прим. редакции). Но пришлось потратить еще два с половиной года, пока нашли банк, который решится. А у этого банка не было ни Apple Wallet ни Google. Потратили еще время, чтобы получить лицензию и внедрить.

Какой-то прогноз по этой технологии? Мы начинаем, и она будет вытеснять все формы переводов потихоньку. У меня CTO бывший из Western Union спрашивал: «Что нам делать теперь?». Я говорю: «Осваивать». Я хочу в каждой стране найти в хорошем смысле отчаянный любопытный банк, который захочет это сделать. Думаю, мы найдем. А остальные сами придут.

Чтобы приносить деньги завтра, надо куда-то бежать, развиваться, искать

За последние две недели у меня было больше десяти встреч с банкирами из СНГ и некоторыми европейскими. Они находятся 15 лет назад по мышлению, по представлению, что происходит.

Живут в парадигме «комплаенса». Они думают, что главная задача банка – тщательно проверить паспорт. А банк должен приносить деньги. А чтобы приносить деньги завтра, надо куда-то бежать, развиваться, искать, исследовать. Недавно директор Microsoft дал ответ на ваш вопрос.

 

Для успеха нужен всего один фактор – любопытство!

 

Но любопытство нельзя купить. Это врожденная штука. И энергия любопытства вылилась в поиск каких-то решений, которых не нашлось и дальше в энергию создания проекта Corezoid.

Объяснить простыми словами технологию не могу. Мы продаем облачные вычисления, которые являются магией. Мы хотим быть везде, в каждом утюге и чайнике. Хотим стать операционной системой для любой компании, в которой есть IT-отдел. 

Мы не объясняем клиентам технологию Corezoid. Мы идем от проблемы. Самая большая проблема – это скорость. Не важно, чего: интеграции, разработки, запуска продукта. Вот скорость – и вставляют слово, которое болит. И мы даем эту скорость.

 

Мы – быстрая компания. Это наша культура. Наша миссия – удовлетворять наше любопытство.

 

Кому-то мы создаем интеграционный слой, кому-то – биллинги в широком смысле, кому-то – коммуникацию.

Высший пилотаж, конечно, – это мыслить событиями. Мы однажды поняли, что все можно описать в виде событий и начали под это создавать технологию. Сегодня у нас есть такой продукт в бета-версии, который позволяет из любых данных составлять графы событий. Все, что мы можем оцифровать, все там склеиваем и оформляем в виде графа. Все описывается в атомах событий. События – это атомарная штука. Весь мир является графом. Мы пытаемся найти алфавит и ручку, которая позволить описать все это.

У нас нет конкурентов. Я так не мыслю. Если ты хочешь, ты двигаешься так далеко, как тебе хочется. В каких-то сегментах, конечно, конкуренты есть, мы же не в космосе. Но у нас есть свое видение, у которого 20+ лет.

Решение задач – для меня наркотик

Сейчас компания еще не сможет без меня существовать. Надеюсь, на горизонте пяти лет – получится. Это одна из моих стратегических целей.

Я очень люблю с клиентами общаться. Решение задач – для меня наркотик. Но это тяжело масштабировать. Задача в идеале, чтобы наш продукт продавался с сайта. Мы далеки от этого, но сегодня у нас есть первая история, когда это происходит.

Сложность в том, что это B2B продукт. И мы не видим настоящих кейсов, где B2B-продукт продавался бы без человека. Все экосистемы Microsoft, Oracle и прочие построены на встречах.

О знакомстве с Томом Сойером, уровне витамина D3 и возможности моделировать будущее – смотрите в полном интервью для на канала «Большая Рыба».

 

Если вы хотите работать с нами,
давайте начнем с обсуждения задачи

Получить консультацию

Получайте новости интернет-маркетинга

Только полезная информация от экспертов Promodo

Если вы хотите работать с нами,
давайте начнем с обсуждения задачи

Получить консультацию

Есть задача?

Давайте обсудим!

Получайте новости интернет-маркетинга